Основные принципы исследования миниатюр Лицевого летописного свода XVI века.

Игорь Вишня (член Союза художников РФ)

 В научной литературе, так или иначе затрагивающей тему художественного оформления Лицевого летописного свода, утвердилось мнение о том, что над созданием миниатюр Свода трудилось от шести до двенадцати художников. В частности, сведения об этом мы находим в трудах В.Н.Щепкина (он пишет о пяти мастерах), О.И.Подобедовой (ей удалось установить руку шести мастеров), В.В.Морозова. 
 Установить точное количество художников, принимавших участие в создании миниатюр ЛЛС, в принципе невозможно. Однако очевидно, что их было гораздо больше – возможно, несколько десятков. Такой вывод можно сделать на основе осуществленного мной полистного анализа миниатюр Музейского сборника ЛЛС, а также других томов Свода. Я выделил не менее шестнадцати манер исполнения миниатюр (рис. 1-2), они объединяются в четыре группы (рис. 3): 

Рис. 1
Рис. 2

1) «музейская» группа (5 манер)- по названию Музейского сборника, в котором собрано наибольшее количество миниатюр, выполненных в этой манере;
2) «иконописная» группа (4 манеры), которая присуща Хроногра-фическому сборнику и Лицевому хронографу, а также в томах Русской истории. Она напоминает живопись Андрея Рублева и Дионисия. «Музейская» и «иконописная» манеры отличаются высоким уровнем исполнения и имеют явно столичное происхождение; 
3) «александрийская» группа (2 манеры), которая начинается в «Истории жизни и походов Александра Македонского», а также в «Иудейской войне» Иосифа Флавия (Хр. сборник). Она часто встречается в томах Русской истории. Этой манере присуща своеобразная композиция с большим количеством деталей и характерным рисованием ликов мастера. Александрийская манера по своим стилистическим характеристикам занимает промежуточное положение между музейской и иконописной манерами; 
4) «северная» группа (5 манер) имеет сходство с иконописью Русского Севера («северными письмами»); 

Рис. 3

 Достаточно подробно я описал эти манеры в своей книге об ЛЛС, хотя с тех пор накопилось много нового материала, повлекшего за собой некоторые изменения и уточнения. 
А.А. Амосов подробно описывает ход работы по созданию миниатюры. Первым делом цензор разбивает оригинальный текст на отрывки, отмечая их восковыми каплями, и дает задание писцу переписать их, оставляя место для миниатюр. Далее мастер наносит общую композицию свинцовым карандашом, определяя все стилистические особенности будущей миниатюры и размечая основные моменты и детали, потом обводит (как правило, сам) тонкой кистью и чернилами весь контур, причем уже в этом варианте миниатюра художественно завершена. Далее рисунки иллюминируются (раскрашиваются) минеральными красками, причем в первой, авторской, раскраске, цвета нежны и прозрачны. Упомянутые этапы хорошо прослеживаются в Царственной книге (Ц-674, 674 об., 675, 675 об., 676… и т.д.). 
 Существовал и второй способ работы: вначале создавалась миниатюра, которую затем «обтекал» текст. Примеры такого обтекания можно увидеть в Музейском сборнике (М-12, 21, 50,52, 55, 58 об. и т.д.). Миниатюра и текст на листе бумаги образовывали композицию. Всего таких композиционных вариантов в Своде четырнадцать (рис. 4). Наиболее распространен вариант, при котором миниатюра располагается сверху, а текст с концовкой снизу. 

Рис. 4

 В данной работе хотелось бы более подробно остановиться на первой, музейской манере. На мой взгляд, основным определяющим признаком, по которому можно установить принадлежность миниатюры к той или иной манере, является рисунок (способ наложения и соединения линий). Раскраска таким признаком не является, она может принадлежать как самому мастеру, так и его ученику, или вообще иметь отношение к «поновлениям» XVII века 
 Итак, в начале работы с помощью тонкой кисти или калама прорисовывалась композиция миниатюры, а затем прозрачной (минеральной) краской наносилась раскраска. Таким образом, цвет всегда шел за рисунком (который можно с полной уверенностью отнести к XVI веку) и никогда не предшествовал ему, что позволяет четко установить манеру. При этом важно помнить, что манера древнерусского мастера была неизменна на протяжении всей его творческой жизни. Этот мастер сильно отличался от современного художника, он не занимался поиском своего «Я» в искусстве. Еще будучи учеником, он осваивал секреты мастерства и в дальнейшем всю жизнь придерживался одних принципов. Это позволяет нам находить «руку» мастера даже в отдельных фрагментах и вставках. У мастера можно заметить только некоторое упрощение, связанное с все увеличивающимся объемом работ и сокращением времени на них. Во всем остальном: в понимании композиции, пропорциях, трактовке одежд, ликов, рук, рисовании горок и архитектурных деталей и их декора – рука мастера остается неизменным. 
 В процессе полистного анализа 1733 миниатюр Музейского сборника, а также 39 миниатюр из «Жития св. Николая Чудотворца» я обнаружил восемь манер миниатюр, имеющих схожесть по манере, причем пять из них можно полностью отнести к музейской манере, три - к иконописной. Сколько художников принимало участие в создании миниатюр одной группы? Как минимум – один человек. Не исключено, что при дальнейшем изучении удастся выделить двух или больше авторов (мастер и его ученики) внутри музейской и других манер. Самую обширную группу миниатюр можно обозначить как М1 (музейская первая), к ней принадлежат миниатюры книг Бытия, Исход, Левит. Также М1 доминирует в остальных библейских книгах Музейского сборника (кроме книги Иисуса Навина) и в троянской части. Любопытно, но в последующих томах ЛЛС М1 встречается редко. Как правило миниатюры выполнены в упрощенной манере, что дает повод подумать о учениках мастера. 
 История включения художников в работу над Сводом нам совершенно неизвестна, тут требуются отдельные исследования, но на сегодняшний день мне удалось определить полистно участие разных авторов в работе над Музейским сборником, а также частично над Хроногрофическим сборником. Интересно проследить развитие М1 на протяжении всего Музейского сборника. В книге «Бытие» мы видим «лабораторию» создания ЛЛС: как отрабатывалась композиция листа, оттачивалась техника рисунка. Мастер начинал в «неторопливой» манере, подробно вырисовывая детали, причем разнообразие форм (архитектурных деталей, шапок, корон, шлемов, цветов и деревьев) больше не встречается нигде в ЛЛС. Заметно, что шел процесс отбора нужных элементов и форм, которые будут использованы в дальнейшей работе. Например, это можно проследить на эволюции формы шлема (рис. 5). 

Рис. 5
Рис. 6

Вначале формы шлема невероятно разнообразны, причем многие напоминают европейский тип шлема эпохи Ренессанса (М-33,Ж.св.Н.-242). Далее форма шлема (рис. 6) становится значительно проще и однообразней (М-285,М-605). С определенного момента мастер М1 упрощает форму шлема почти до знака и в дальнейшем не меняет ее (М-833, Л-808, Г-22об.).

 Эволюция горок, корон, шапок и других деталей имеет схожую историю (рис. 7-8). 

Рис. 7
Рис. 8

 В целом, работа над Музейским сборником выглядела, вероятно, примерно так: сначала много сложных и двойных миниатюр, потом манера несколько упрощается и, начиная с книги Чисел, появляются группы М2 (М-295 об), М3 (лист 353-354 об) и М4 (М-361). Во второй, троянской части, мы видим несколько миниатюр из группы И1 (Иконописная 1; М- 600-601 об) и И2 (Иконописная 2; М-754об.-755), а также И3 (Иконописная 3;М-785 об). К концу Сборника появляется М5 (М-758). В некоторых местах можно увидеть как мастера из всех пяти групп чередуются – видимо, они сменяли друг друга, создавая по паре миниатюр. Это особенно заметно к концу над Музейского сборника. Все это напоминает типичный аврал, когда времени уже нет, и все разом навалились на работу. 
 По каким же признакам можно различать эти группы? Для большинства миниатюр музейской и других манер достаточно пяти признаков: 1) форма горок; 2) портал (в случае музейской манеры, имеющий «крабовый» орнамент 3) форма короны, 4) башня; 5) шлем. Это самые устойчивые, а потому надежные, признаки для классификации манер и групп. Конечно, таких признаков может быть гораздо больше, например, форма шапки, голова лошади, купол, орнамент, тип лика, пропорции фигур, общая композиция и многое другое. К этому надо добавить, что артельный, смешанный способ работы над миниатюрами создает большие трудности по выявлению авторства конкретного мастера. 
 Все миниатюры относятся к одному из пяти типов. Первый тип – это простые миниатюры, где присутствуют все признаки одной манеры (М-996об.) 

М-996 об.

Второй тип - составные миниатюры (М-1011об.), они как бы составлены из двух, а иногда даже трех манер разных художников (Х-1281об.). В последней миниатюре сверху изображение И3, в центре - И2, а внизу А2 (рис.9). Причем это не только горки, но и шлемы, лики, архитектура - все имеет отличительные черты разных мастеров. 

Х-1281 об.
Рис. 9

 Конечно, возникает вопрос: как это они рисовали? В какой последовательности? Как договаривались о том, кто и что рисует? В целом у них получилась вполне цельное изображение, где неопытный глаз даже не различит эти манеры. Возможно, что рисунок выполнялся в разное время, разными мастерами и сюжет как бы наращивался. Допустим, что И2 и А2 нарисовали общую картину, а И3 позже ее завершил, раскраску выполнил один из них, или другой мастер, или ученик, так что в целом получилось законченная картина. Любопытно, что двойных миниатюр в Своде великое множество (рис.10): как правило, один мастер рисовал основную (главную) часть миниатюры, а потом другой дорисовывал горки или башни, а вот присутствие трех мастеров фиксируется крайне редко. 

М-1011 об.
Рис. 10

 Миниатюры третьего типа, пожалуй, наиболее сложны в определении: мастер делает первоначальный набросок, а его ученик или другой мастер прописывает линии тонкой кистью (М-995). Поэтому встречаются удивительные вещи - например, все признаки манеры мастера присутствуют, но само исполнение слабое, неуверенное, ученическое. Или на признаки одного мастера накладываются признаки другого (рис.11), что создает эффект стерео и непонятно, к какой манере отнести данную миниатюру (М-811). Здесь видны признаки манеры И2 (горки ,короны), но и признаки манеры М5 (горки, короны, лики). Миниатюры этого типа я называют двухслойными.




М-811
Рис. 11



 Четвертый тип - трудные, в сюжете которых отсутствуют основные классификационные признаков (горки, портал, корона и т.д.). Такие миниатюры определить крайне сложно (Л-736). Здесь надо призвать на помощь другие признаки, например: тип ликов, форма складок или орнамент в зависимости от ситуации. 
 Наконец, пятый тип - единичные миниатюры с индивидуальной манерой (Л-572, 594). Таких миниатюр немного, как правило они принадлежат руке учеников. 

Л-572
Л-594

 Следует помнить, что при всех различиях манер, школ и понимании формы, все художники ЛЛС работали в одном стиле, родившемся в русской и византийской иконописи. Я называю этот стиль сакральным. Он отличается многомерностью, соборностью и благодатностью, о чем более подробно я рассказал в уже упомянутом путеводителе по ЛЛС. 

 

 Список использованной литературы. 
Амосов А.А. Лицевой летописный свод Ивана Грозного. Комплексное кодикологическое исследование. — М.: Эдиториал УРСС, 1998. 
Арциховский А.В. Древнерусские миниатюры как исторический источник. — Томск-Москва, Водолей Publishers, 2004. 
Вишня И.Б.Художественные особенности Лицевого летописного свода Ивана Грозного. Путеводитель. М.: Актеон, 2011. 
Морозов В.В. Лицевой свод в контексте отечественного летописания XVI века. — М.: Индрик, 2005. 
Подобедова О.И. Миниатюры русских исторических рукописей. К истории русского лицевого летописания. М., 1965. С. 322-332 
Подобедова О.И. Московская школа живописи при Иване IV. — М.: Наука, 1972. 
Щепкин В.Н. Лицевой сборник Императорского Российского исторического музея // Известия ОРЯС. СПб., 1899. Кн. 4., с. 1345-1385


____ЦБ ИСКОНИЯ____



Презентация интернет-ресурса РНБ.


Презентация книги.

12 октября 2016 года в Самарской областной универсальной научной библиотеке состоялась презентация книги А. И. Макарова "Первое литературное произведение Самары", посвященной предисловию самарского переписчика к рукописи Жития преп. Варлаама и Иоасафа, переписанной в Самаре в 1628 году. 


Выставка.

C 24 февраля 2016 г. по 24 апреля в Самарском Епархиальном музее проходила выставка "Всемирная история в отечественном летописании"

С 19 июня 2016 г. экспозиция выставки представлена в  в Свято-Богородичном Казанском мужском монастыре с. Винновка.

Христианство в искусстве: иконы, фрески, мозаики... счетчик посещений